Грег Лейк – интервью журналу Hit Parader, 1974 год

Гитарист-продюсер-вокалист Грег Лейк – неприметная основа Emerson, Lake & Palmer. Именно его могучий бас, пронзительная гитара и величественнный голос идеально оттеняют виртуозность барабанщика Карла Палмера и гения органа и синтезатора Кита Эмерсона. Разговор состоялся в то время, когда ELP посетили в рамках концертного тура Сан-Франциско. Грег по пунктам рассказал о своей роли в одной из самых инновационных сил рока.

Грег Лейк - интервью Кэмерону Кроу для журнала Hit Parder, 1974 год

Оригинал размещён на фанатском сайте Лейка.

ХП: Где в данный момент находятся Emerson, Lake & Palmer?
Грег Лейк: Я не думаю, что мы стоим на распутье. Другими словами, я вижу, что мы скорее следуем всё той же тропой, нежели достигли точки, когда приходится искать новые пути. Время предопределило направление для ELP.

ХП: А ты доволен направлением?
Грег: Да, но это значит… не то, чтобы мы самоуспокоились, но мы наметили развитие в соответствии с нашей ответственностью перед группой. Мы хорошо друг друга знаем, не только музыкально, но и социально. И дело в том, что мы довольны тем, что ELP – группа из трёх участников. Нам хорошо вместе работается. Нет никакой причины менять сложившуюся ситуацию.

ХП: Удивительно, как вы хорошо ладите друг с другом вне сцены.
Грег Лейк: Допускаю, что это так. Прикольная группа. Основана на демократии. Пока все трое не придут к единому решению, ничего не будет сделано. В определённом смысле, это сдерживает прогресс группы, потому что ты делаешь меньше. Если нет согласия во всём, целое не может быть завершено в короткий период времени. Но всё, что ты делаешь, ты делаешь в единстве душ и со смаком. С абсолютным энтузиазмом. Это одна из возможных причин, почему группа стала успешной. Политически, мы очень правильные.

Greg Lake | Greg lake, Lucky man, Emerson lake & palmer

ХП: Не поэтому ли ELP тратит столько времени на достижение успеха?
Грег Лейк: Однозначно, это один из главенствующих факторов, но не причина всего происходящего, я бы так сказал. Мы тратим столько времени, потому что хотим добиться совершенства. Мы придерживаемся высочайших стандартов, поэтому процесс проходит тяжело. Если мы чем-то не удовлетворены, мы это не записываем и не выпускаем. Мы отбросили много материала. Иногда я сомневаюсь, верно ли мы поступаем. Многое проходит мимо… материал, который следовало бы сохранить.

ХП: Почему альбом назван Brain Salad Surgery, тогда как заглавная вещь появилась лишь на обратной стороне сингла?
Грег Лейк: Я расскажу вам историю. Мы почти записали альбом и решили, что сделали всё, что хотели. С точки зрения записанных партий баланс был идеальным, что есть самое важное для наших записей. Однако, осталось немного студийного времени, и мы достали плёнки с вещами, которые наигрывали между дублями.

Было три или четыре трека, которые ничего из себя не представляли, но их можно было использовать… хорошее качество. Они очень свободные, чего вы никогда не услышите на наших пластинках. Эти треки, как бы, очень неорганизованные… в каком-то смысле животные… и поскольку время оставалось, мы их перезаписали. Вещь Brain Salad Surgery появилась оттуда. Потом ещё Tyrone’s Spotlight (Кроу видимо не расслышал правильное название Tiger in the Spotlight — прим.пер.), фантастический трек, ты должен его послушать. Настоящий боевик. Истинный рок-н-ролл.

ХП: И тебе нравится играть такую музыку? Глядя на тебя во время акустического сета, кажется, что ты…
Грег: Отрываешься.

ХП: Верно. Lucky Man и Still… You Turn Me On могли бы легко звучать в полном составе, а ты играешь их на одной гитаре.
Грег Лейк: Это сущая правда. Первая часть шоу настолько мощная… для меня же приятно сесть на стул и играть на акустике. Целый хренов механизм останавливается ненадолго, люди могут спокойно сидеть и слушать, ни на что не отвлекаясь. Они могут насладиться простой мелодией, не слишком задумываясь о смысле. Просто насладиться, это приятная часть шоу для меня.

По этой причине я не стал аранжировывать Lucky Man или Still… You Turn Me On для всей группы. Можно было, конечно. На самом деле, мы это сделали с Lucky Man. Но лучше спеть песню под гитару, затем встать и уйти. Немного теплоты никогда не помешает. Затем Кит играет соло на фортепиано, это в его духе. Соло хорошо принимают, без него концерт невозможен. Я сам пишу песни только так: что соответствует моему духу.

Emerson Lake & Palmer ▻ Jerusalem & Toccata Live 1974 [HQ Audio] Welcome Back My Friends - YouTube

ХП: Ты считаешь себя плодовитым сочинителем?
Грег Лейк: Смотря с кем сравнивать. Я достаточно плодовит, но я стараюсь быть не очень продуктивным, потому что я очень критически отношусь к своим творениям. Часто я пишу очень простые вещи, и когда ты пишешь простые мелодии, они должны быть очень хороши. Если что-то пошло не так, песни будут очень-очень плохими. Поэтому я очень разборчив и тщательно отбираю материал. В смысле, у меня очень много песен, которые я не закончил из страха, что они слабы. Я написал Lucky Man, когда мне было двенадцать. Довольно долго я считал её глупой.

ХП: Подумай обо всех хитах, которые у тебя будут за десять лет.
Грег: Верно. В конце концов это сработает.

ХП: Как ты смотришь на первый альбом ELP?
Грег Лейк: Аххх, первый альбом. Первый альбом, как яйцо. Яйцо группы, с очень хрупкой скорлупой, как мне кажется. Оно не разбилось, но и не произвело фурор. Слишком рано начали. Время, когда Emerson, Lake & Palmer стали создавать музыку вместе, пришлось на Tarkus.

Причина кроется в том, мы открыли друг в друге как бы ударное, перкуссионное, качество. Кит – очень перкуссионный клавишник, я конечно же очень ударный басист. Карл ударный по природе своей профессии. Что я имею в виду? Когда мы осознали это качество, тогда мы впервые прочувствовали стиль группы… если ты веришь, что кто-то обладает собственным стилем.

Я думаю, что ты можешь. Я имею в виду, что я моментально узнаю трек Yes, как только его услышу. Вот откуда исходит наш саунд. Первый альбом получился, но он не принёс стоящий результат. Если один из нас в ударном стиле, другие могут стать мелодичными. И это очень интересно, но в тот момент мы искали точку опоры, полировка нас не волновала. Tarkus – очень важный альбом, он всё показал. Затем мы записали Pictures at an Exhibition, это заняло около года – сделать хорошую пьесу… найти подходящую форму и соответствующий стиль.

ХП: Почему первый альбом оказался успешным? Группа ведь не гастролировала?
Грег: Не думаю, что тому есть отдельная причина, скорее ряд обстоятельств.

ХП: Большинство групп, особенно неизвестных, полагаются на гастроли, чтобы продавать альбомы. Например, Yes выбились, постоянно гастролируя.
Грег Лейк: Что на самом деле произошло, по моему разумению, так это люди, разбирающиеся в музыке, знали про Кита, про меня и про Карла. Они знали, что Кит – вдохновитель The Nice, я играл на басе и пел в King Crimson, а Карл был в Atomic Rooster и The Crazy World of Arthur Brown. Люди осознавали, насколько это мощное наследие. Они понимали, что в новой группе должны быть какие-то вибрации. Нас можно послушать. По крайней мере, у нас была аудитория.

Второе, Lucky Man… вдруг стала популярной песней. Одной из хитовых вещиц, и в этом тоже кроется причина успеха. И ещё одна причина, пожалуй, важнейшая – мы знали, что лабаем. Когда мы ехали в Америку, то осознавали, что должны выдать невиданное шоу, какое только возможно. И мы работали не щадя себя, чтобы наше шоу было занимательным как в плане театральности, так и в плане музыки. Так что мы продумали и тщательно разработали, что нам нужно делать. Видишь ли, наше преимущество состояло в том, что мы бывали в Америке прежде. И мы хорошо знали рок-аудиторию.

Мы понимали, что хотим сделать. Причина, по которой мы собрались, состояла в том, что все аспекты слились воедино: музыка и личности. Вернемся к соглашению: мы определились, что хотим сделать, и Emerson, Lake & Palmer стали очень сильными. Мы не появились вдруг. Большинство групп, прибыв в Америку, сперва стараются разузнать обстановку. Пока они это делают, люди говорят: «Наверное, о них заговорят через год». Мы же с самого начала появились как налётчики.

Greg Lake & horse | Greg lake, Emerson lake & palmer, Progressive rock

ХП: Значит, главное – опыт?
Грег: В основном, так. Не важно, насколько хорош менеджмент, промоушн, кто бы что для вас ни делал… вы должны быть заодно. Нельзя одурачить людей. Когда ты выходишь играть, ты или хорош, или плох. Если ты не делаешь дело хорошо, не имеет значения, сколько в тебя вбухано денег или усилий, ничего не произойдёт. С ELP не было никакого блефа. Всё случилось естественно.

ХП: Работа над Tarkus проходила в студии или же на гастролях?
Грег Лейк: В студии. Нет, не только в студии. Ты не можешь просто войти в студию и начать работать. Ты репетируешь месяца полтора, два месяца… прорабатываешь мелочи. В то время мы испытывали серьёзные проблемы с репетиционными помещениями. Нам ни одно не подошло. В какой-то момент мы репетировали в церкви. Имей в виду, что мы играли громко, один человек жил в полумиле от церкви, он пожаловался властям, что когда принимает ванну, от нас в воде появлялись волны и рябь. Нам пришлось свалить оттуда. В основном работу мы провели в своих домах. Кит приезжал ко мне, сидел за фортепиано и работал, или же я приезжал к нему…

ХП: Когда вы привыкли к критике? Пресса ELP никогда не превозносила.
Грег Лейк: Очень рано, чувак. Второй концерт… я расскажу, что там произошло. Мы решили поехать в дебютный тур после долгих споров и обсуждений. Первый концерт пришёлся на фестиваль на острове Уайт.

Присутствовало 6 000 000 человек (В статье допущена опечатка, на самом деле фестиваль посетило 600 000 человек — прим.пер.). Полный абсурд. Мы были напуганы: первое шоу всё-таки, поэтому перед этим выступили несколько раз. Как, например, Кросби, Стиллз и Нэш играли в маленьком колледже перед Вудстоком.

Затем был фестиваль, после которого в прессе нас разорвали на кусочки. Они нас ждали с пеной у рта. Нас сильно покусали, но мы сумели заинтересовать людей, на нас всё равно приходили. Концерты во время тура проходили необычайно хорошо, а пресса писала: «Они чокнутые». Самое знаменитое замечание бросил английский диск-жокей Джон Пил: «Они растрачивают талант и электричество».

ХП: Сейчас он дружит с группой?
Грег Лейк: Ни разу. Критики довольно долго нам досаждали. Но чем больше они на нас наезжали, тем сильнее мы сплачивались. Мы с самого начала решили, что ничего об этом не будем говорить. Мы не будем мстить, мы не будем озлобляться. До сегодняшнего дня мы ничего ни о чём не скажем. На нас легко нападать.

Как легко сказать: «Посмотрите на этих дураков… Вокруг энергетический кризис!» Так написали на прошлой неделе в Melody Maker, что мы зря тратим электричество. Но ты идёшь к людям, играешь для них, и они решают, чувак. Они – власть. Группы не делают критику. Но и критика никому ничего хорошего не делает, больше она на нас не влияет.

На личном уровне больно, когда знаешь, что в лепёху расшибаешься, месяцы напролёт торчишь по ночам. Мои чёртовы глаза иногда слепнут, а потом кто-нибудь одним росчерком пера опускает вас. Очень умно. Очень грустно. Но если я буду продолжать на эту тему, то начну делать вещи, которые не хочу делать.

ХП: Когда вышел Brain Salad Surgery… английская пресса начала…
Грег: Они начали задолго до этого.

ХП: Почему?
Грег Лейк: Не знаю. Ну, я вижу в чём собственно причина. Мы не были дома два года, нам нечего им сказать. Мы ничего не делали в Англии. Максимум, что мы могли сделать с полной уверенностью – выпускать пластинки. Мы даём людям своё творчество. Но мы мало что можем сказать в интервью. Мы не давали концерты, и мы не из тех групп, которые хотят каждую неделю попадать на полосы прессы. «На этой неделе нам нужно быть в этой газете, на следующей неделе – в другой». Мы так не работаем и никогда не работали через прессу или масс-медиа. Мы всегда напрямую обращались к людям. Если нам есть, что сказать, мы делали это и шли к людям. А они уже решали, хорошо это или плохо, а пресса лишь поддакивает, как дурачки. Теперь же мы возвращаемся в Англию и собираемся дать пять концертов на Уэмбли, билеты разойдутся. Затем мы выпустим альбом, и он станет номер один. И что они на это скажут? «Герои! Они возвращаются!» И во что вы поверите?

В конце концов они сведут вас с ума. То же самое случилось в Yes. Они (пресса — прим.пер.) делают тебя знаменитым, а потом ты становишься сомнительным типом и – ОПА! Они позволяют тебе быть таким. Следующее, что я жду от них, какой-нибудь ярлык вроде «имитации самих себя». Вот, что случится следом. Об этом говорили про Мика Джаггера. Мик Джаггер пытается быть Миком Джаггером… какое дерьмо. Это вообще не важно. Нам повезло, потому что многие группы страдают от этого. А мы нет.

Isle of Wight Photo Book

ХП: Альбом Trilogy тяжело было записывать?
Грег Лейк: Его тяжело было делать, потому что это очень аккуратный альбом. На него потрачено много времени, много труда вложено в него. Во многих отношениях, это наш лучший альбом. Трудно взглянуть назад и говорить о нём или о другом альбоме. Они все равны для меня. Если я выйду вечером на сцену, я сыграю все вещи. Вы смотрите на них как на единое целое, в котором каждый трек является отдельным хронологическим этапом нашего становления, но я прожил их, они для меня все связаны друг с другом.

В какой-то момент мы можем закончить запись, и в это же время ты пишешь что-то для следующего альбома. Мы не заходим в тупик. Никогда. Люди, которые слушают наши альбомы, слушают их, когда мы хотим, чтобы они послушали их, что несколько отличается от моей позиции. Должен сказать, что на Trilogy я смотрю с глубочайшим уважением. На этом альбоме проделана удивительная работа. Полагаю, так можно сказать обо всех наших альбомах.

Меня бесит, когда люди говорят: «Оооо, хорошо, что не я делал этот альбом». Конечно, после завершения работы наступает спад. Но даже если так, я до сих пор могу сыграть первый альбом, и он мне нравится. Он не устаревает. И это интересно, если ты врубаешься в него. Я на самом деле уважаю первый альбом King Crimson. Возможно, он слегка устарел, но я всё равно радуюсь его судьбе.

ХП: Я слышал, ты на пороге записи первого сольного альбома.
Грег Лейк: В этом году я его сделаю. В основном там будут акустические вещи. Важно, чтобы люди поняли мотивы выпуска сольного альбома. Мне кажется, это становится модным по ошибочным мотивам. Большинство участников групп делают сольные альбомы, потому что они хотят сделать себе имя. Это параноидальная попытка упрочить свою репутацию. Я сделал бы сольный альбом не из-за этого. Я написал много туфты. Внутри группы достаточно места для всех троих. Играть всё, что ты создаёшь. Я могу делать столько акустических номеров, что это будут доминировать над контекстом группы, шоу и альбомов.

Поэтому я записал всего несколько вещей, одну на альбом, полностью акустических. Типа Lucky Man, From the Beginning или Still… You Turn Me On. Так же Кит играет одну фортепианную пьесу на альбоме. Остальное – комбинация нас троих. Причина, по которой я хочу сделать сольный альбом, — у меня много вещей, которые я хочу сыграть, которые больше в акустике. Но я не могу записать восемь вещей на альбоме ELP. Из-за этого я хочу сделать сольник. Не из-за денег. Он может плохо продаваться, хотя я склонен думать, что будет наоборот.

И я не буду жопу рвать, просто я думаю… много людей спрашивают меня, когда он выйдет, «когда ты выпустишь альбом?». Люди захотят его услышать, настало время его выпустить. Год назад время было неподходящее. Мне пришлось бы себя раскручивать, если ты понимаешь, что я имею в виду. Я чувствовал себя неуютно, плюс это был бы не альбом ELP. Теперь самое время.

ХП: Следующий альбом будет концертным?
Грег Лейк: Верно. Есть несколько факторов, которые мне очень нравятся в выпуске концертного альбома. Мы провели первое по-настоящему квадрофоническое гастрольное шоу. И я думаю, в этом кроется ошибка. Если люди хотят иметь квадрофонические проигрыватели – мне сказали, что так и есть, — я их нигде не вижу. Я не вижу их в домах людей, хотя мне говорят, что они есть. Если им нравится квадрозвук, лучший способ насладиться им, пойти на концерт. Красота квадро в четырёх каналах. Звук вас окутывает. Самое подходящее – живой концерт с квадрозвуком.

Во многих смыслах, концерт лучше искусственного звука на пластинке, когда звук рассовывается по углам. Неудачный приём. Живой альбом, который я хотел бы выпустить для ELP, такой, где аудитории была бы на двух задних колонках, а группа – на передних. И когда ты слушаешь, ты закрываешь глаза, то сидишь в толпе и слушаешь группу. Это лучший способ использовать квадро. Именно так я бы хотел выпустить живой альбом.

Другая штука состоит в том, что мы играем музыку со всех альбомов, мы их так сильно изменили, что они ничего общего не имеют с версиями на пластинке. Так что там больше новых вещей. Теперешнее шоу просто отличное, как никогда прежде, я не думаю, что раньше мы играли лучше. Лучшее время запечатлеть концерт на альбоме. Для каждого, кто любит ELP и их музыку, это хороший альбом, его стоит купить.

Это лучшие вещи, сыгранные нами, особенно когда концерт удаётся. Tarkus – лучшая наша вещь, её мы включим в пластинку, и Take a Pebble с первого альбома, одну из тех, которая держится до сих пор. Lucky Man, Hoedown, Trilogy… понимаешь, мы не прослушали полностью все плёнки. Я слышал лишь некоторые, они классные. Удивительно хороши. Обычно я слушаю живые альбомы и выкидываю их. Зачастую они чёрти-что. Но наши записи чистые и ясные, очень живые.

Поэтому лучшее, что мы делаем, попадёт на пластинку. Если мы играем шоу и не слишком заигрываемся, т.е. в нём не слишком много длинных скучных соло… как классно, когда перед тобой живая картинка, ты смотришь соло Кита… но когда ты не видишь, слушая пластинку. Это совсем другой опыт. Очевидно, такие вещи нужно выпустить… но в самой восхитительной манере. Это ведь вызов, но я уверен, нам удастся. Если у нас получится выпустить тройной альбом целого шоу, я это сделаю. И за сниженную цену. Живые альбомы ничего не стоит записать, нет смысла завышать цену.

Читайте другие материалы по теме Emerson, Lake & Palmer.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии